Ассоциация Любителей Фреток

Ассоциация Любителей Фреток horek.com - все о домашних хорьках

Расписание мероприятий АЛЬФ

Клуб

Выставки

Ваш питомец

Справочники

Ветеринария

ХОРИстории

Библиотека

Галерея

Гуляния

Развлечения

Книга отзывов

Конкурсы

КонФЕРРЕТция


Хори на продажу

Бронировать хоря.



HTC MAX 4G - коммуникатор нового поколения для сети Yota

ИЗ ЖИЗНИ ФРЕТОК. ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

ИЗ ЖИЗНИ ФРЕТОК

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

(Самая страшная)

Меня чуть не стошнило - так от него несло перегаром и еще чем-то кислым и мерзким.
- Я... я... Я журналистка! - еле выговорила я трясущимися губами.
- Че-его?!
- Журналистка! Интервью пришла взять!
За свою жизнь где я только не побывала, с кем только не разговаривала - журналисту с разными людьми дело иметь приходится - но этот огромный, вонючий и пьяный мужик, который вцепился мне в шею так, будто придушить собирался, перепугал меня до смерти!
- А ну, пошли! - он перехватил меня за плечо и, подталкивая в спину, то ли повел, то ли поволок к крыльцу - вырваться было невозможно, оставалось только перебирать ногами и стараться не упасть. Почему-то мне не пришло в голову закричать, позвать на помощь - может, потому, что ситуация казалось немного нереальной, словно из нормального мира, где светят фонари, ходят люди и машины ездят, я попала в какой-то фильм ужасов.

Вблизи кухня оказалась еще хуже, чем выглядела через окно. Сквозь стекло хоть не не чувствовалось, как там воняет. Похоже, в этом доме все, включая и самого хозяина, пропахло этой самой мерзкой кислятиной, к которой примешивался стойкий запах спиртного. В жизни больше пива в рот не возьму!
Войдя на кухню, Аронсон дал мне пинка, так что я отлетела в противоположный угол и быстро села на подвернувшуюся табуретку, надеясь, что она окажется не очень грязной.
Сам он костяшками пальцев, как горилла, оперся о стол и недобро прищурился.
- Я тебя видел... там, когда Билли моего... - как-то ненатурально всхлипнул, будто поперхнулся, схватил со стола бутылку и сделал большой глоток.
- Да, - сказала я торопливо. - Я же говорю, я журналистка, вот! - достала из кармана удостоверение, протянула.
- Джермейна Макалистер, - прочитал он и поднял глаза. - А ты у матери была?
- Что?
- У стервы моей бывшей, спрашиваю, была уже?
- Н-нет...
- Ну и не ходи. Она тебе такого наговорит!... Будто сама святая, а не тем же говном, что и все вокруг, срет! Сука!
Аронсон кинул мое удостоверение на стол, а сам плюхнулся на табуретку, торопливо вылил из бутылки остатки содержимого в стакан и выпил до дна. Пошарил по столу глазами и обнаружив "непорядок" - пустую бутылку - отправил ее на пол.
Теперь я видела, что пьян он до невменяемости - еле на ногах держится - и понимала его бывшую жену: я бы с таким человеком и дня не прожила!
- Заплатишь? - глаза его поблескивали, казалось, он присматривается ко мне.
- За что?!
- Ну, за интервью! Или ты чего здесь делала?
- А-а... да, конечно!
- Сколько?
Я немного пришла в себя. Подумала - если он требует мзду за интервью, значит, все не так страшно, как мне почему-то вначале показалось. Обычный пьяный придурок. И чего я его так испугалась?!
- Об этом можно поговорить, если будет... интересный материал.
- Триста, - с вызовом брякнул Аронсон и наклонился вперед. - Я ведь могу сейчас полицию вызвать и сказать, что ты у меня по двору шастала. И тебя, как пить дать, за незаконное вторжение в участке до утра продержат! За незаконное вторжение, - повторил он, словно смакуя эти слова. - А дашь три сотни - и в полицию звонить не стану, и, может, еще расскажу чего-нибудь интересное!
В глубине души я была согласна, чтобы он вызвал сейчас полицию, согласна была даже провести ночь в участке - лишь бы не оставаться ни минуты больше в этом доме. Но инстинкт журналистки возобладал:
- Ну и что же ты мне интересного расскажешь?
- А... расскажу, расскажу - вот увидишь! - ухмыльнулся Аронсон. - Мало не покажется! Вот только дай-ка пивка возьму - виски запить! - Он прошел к холодильнику, открыл дверцу и забренчал бутылками.
Я торопливо потянулась за удостоверением - неприятно было, что оно до сих пор лежит на липкой грязной клеенке.
И в этот момент он меня ударил по голове, не знаю - бутылкой или еще чем-то. Я не успела ни испугаться, ни даже боли толком не почувствовала: удар... и в глазах потемнело.

Очнулась я в подвале. Почему-то я сразу поняла, что это большое помещение с бетонным полом и низким потолком - подвал. Вокруг громоздился всякий хлам: доски, куча ржавых железок и каких-то непонятных пластиковых штук, коробки, гора старой мебели - похоже, ее десятки лет здесь копили. Вдоль стен тянулись трубы, а наверху, под самым потолком, виднелись два небольших окошка.
Но мне было не до того, чтобы оглядываться по сторонам. Я сидела на полу, прислонившись к чему-то жесткому и неудобному, руки мои были связаны сзади, рот заклеен липкой пленкой, а Аронсон трудился над моими ногами, обматывая их чем-то и приговаривая:
- Сука! Думала, я тебя не узнаю?! Это ведь ты у церкви была, да? Уже тогда за мной шпионила, а потом, в парке, тоже следила?! Ну, вот и доследилась!
Голова страшно болела, просто горела. Я не сразу поняла, что происходит и почему мне не шевельнуться - а потом судорожно забилась, пытаясь вырваться из его рук.
- Сиди смирно! - Аронсон зажал мои ноги, сделал еще пару витков и выпрямился. - Вот так с вами, бабами, со всеми поступать надо - чтобы сидели и не вякали!
Забыв про заклеенный рот, я хотела было сказать: "Ты что, с ума сошел?!" - но получилось только мычание.
- Отпустить, небось, просишь? Журнали-истка! - ухмыльнулся Аронсон. - Сейчас мы разберемся, кто ты на самом деле такая!
Он шагнул к стоявшему слева от меня столу. Я увидела, как он берет мою сумку, сует туда руку - замычала, забилась, пытаясь сказать: "Не надо, не смей!" - но было уже поздно.
С громким проклятием Аронсон выдернул из сумки руку - на запястье у него висел Гарольд. Оказавшись снаружи, хорек отцепился и молниеносным движением скользнул по рукаву вверх, к лицу; спрыгнул на стол. Еще мгновение - и он был уже на полу; отбежал на несколько шагов и остановился.
Аронсон обернулся и оторопело, словно не веря самому себе, посмотрел на кровоточащую руку - потом на меня. Пошарил вокруг глазами, наткнулся взглядом на хорька.
- Ах ты, сволочь! - медленно произнес он. Не спуская глаз с Гарольда, потянулся к лопате, стоявшей у стены.
Гарольд тоже уставился на него и зашипел - отступать перед врагом он явно не собирался.
- Крыса поганая! Ну иди, иди сюда! - сказал Аронсон почти шепотом и начал медленно поднимать лопату, занося ее вбок. Осторожно сделал пару шагов к хорьку. - Сейчас ты у меня получишь...
И в этот момент я изо всех сил пнула его под колени связанными ногами. Толчок удался на славу: Аронсон, как подрубленный, грохнулся на пол, лопата лязгнула по бетону, а Гарольд испуганно метнулся под доски.
Сердце мое отчаянно колотилось. Я понимала, что этот толчок безнаказанным не останется и сейчас на меня обрушится вся злость озверевшего пьяницы - но что же еще было делать? Ведь он чуть не убил Гарольда!
Аронсон медленно встал на четвереньки, потом неуклюже, как медведь, выпрямился и повернулся ко мне с перекошенным лицом - таким страшным, что я невольно отшатнулась. Только теперь я поняла, что Гарольд, похоже, успел еще тяпнуть его то ли за ухо, то ли за щеку - вся правая сторона лица была залита кровью.
- Ну ты и дря-янь!... - покачивая головой, даже не сказал - прорычал он. - Ничего, сейчас ты у меня получишь!
Когда он расстегнул пряжку ремня, я перепугалась жутко. Потом на секунду обрадовалась: чтобы изнасиловать, ему придется меня развязать! Авось удастся отбиться и вырваться, он ведь на ногах еле держится!
Но, оказывается, на уме у Аронсона было совсем другое. Резким движением он выдернул из джинсов ремень и намотал конец на руку.
- Сейчас ты мне все расскажешь! Все-е! И откуда про наши дела узнала, и про то, как ходила за мной всюду, шпионила... Интервью!... Знаю я эти интервью - ты ведь у церкви не просто так оказалась?!
Не знаю, соображал ли он, что даже если бы я очень хотела, едва ли я могла что-нибудь ему ответить с заклеенным ртом.
Он щелкнул ремнем в воздухе и сделал шаг вперед. Я замычала, замотала головой, попыталась отползти.
Тяжелая пряжка врезалась в стену в каких-нибудь трех дюймах от моего лица.
- Говори, сука, чего ты там вынюхивала?!
И вот тут-то я сказала про себя: "Да, крепко ты влипла, Джеки Макалистер!"

М.К.
Продолжение cледует

© Камышанова Мария

ХОРЬошие новости
Серия вебинаров АЛьФ

Ветеринарные паспорта для хорьков, БЕСПЛАТНАЯ ПЕРЕСЫЛКА по России.

КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ И БАЛЛЫ

ОКРАСЫ, РАСЦВЕТКИ И ИХ СОЧЕТАНИЯ

ПОЛОЖЕНИЕ О ЧЛЕНСТВЕ В АЛьФ

СКИДКИ НА УЧАСТИЕ В ВЫСТАВКАХ ДЕКОРАТИВНЫХ ХОРЬКОВ, ПРОВОДИМЫХ АССОЦИАЦИЕЙ ЛЮБИТЕЛЕЙ ФРЕТОК

КЛУБНАЯ ДОКУМЕНТАЦИЯ. ОБРАЗЦЫ.

ВЫБЕРИ ИМЯ ДЛЯ СВОЕГО ПИТОМЦА

ОТКРЫТКИ

ССЫЛКИ

ПИШИТЕ НАМ