Ассоциация Любителей Фреток

Ассоциация Любителей Фреток horek.com - все о домашних хорьках

Расписание мероприятий АЛЬФ

Клуб

Выставки

Ваш питомец

Справочники

Ветеринария

ХОРИстории

Библиотека

Галерея

Гуляния

Развлечения

Книга отзывов

Конкурсы

КонФЕРРЕТция


Хори на продажу

Бронировать хоря.



HTC MAX 4G - коммуникатор нового поколения для сети Yota

ИЗ ЖИЗНИ ФРЕТОК. ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

ИЗ ЖИЗНИ ФРЕТОК

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

(Из жизни фреток)

Наверное, я забылась надолго, потому что когда снова открыла глаза, окошко уже светилось. Гарольда на коленях не было, но повернув голову, я увидела, как он балансирует на досках - примеряется, пытаясь с них перепрыгнуть на трубу, проходящую вдоль стены футах в пяти от пола.
На меня навалилось какая-то глухая апатия. Больше не было сил думать и бояться. И чувства все словно притупились - ничего даже особеннно и не болело, тело будто онемело.
Гарольд на трубе не удержался - сорвался вниз. Снова полез было на доски, но заметил, что я за ним наблюдаю, и побежал ко мне. Приласкался - щеку полизал, а потом в глаза мне посмотрел - жалобно-жалобно, словно хотел сказать: "Ну хватит тут сидеть, пойдем уже домой, а?!"
Я мысленно попросила у него прощения. Не надо было мне позавчера брать его с собой!
Позавчера... Кажется, давно, в другой жизни...

Гарольд немного еще покрутился около меня и убежал по своим делам. Я сидела и бездумно следила за ним глазами - как он под доски забрался, как по куче пластиковых штук лазает; как за мышью погнался, поймал ее и в угол унес.
Потом он опять полез на доски, снова попытался до той трубы добраться - на этот раз ему удалось. Побежал по трубе - вдоль одной стены, вдоль другой... Надо мной пробегал - остановился, голову свесил и покудахтал - смотри, мол, какой я ловкий! А я даже улыбнуться ему не могла...
Добежал до окна, встал на задние лапы и сквозь стекло глянул. И вдруг я увидела, как он толкает мордочкой и лапками створку - отодвигает вбок, точь-в-точь как дома открывал дверцу стенного шкафа. Толчок, еще... - створка сдвинулась, и хорек, даже не оглянувшись, скользнул в образовавшуюся щель.
Ну и хорошо. Пусть хоть он спасется! Он красивый и ласковый - наверняка его кто-нибудь подберет...

Я стала отключаться все чаще. И не всегда знала уже, что на самом деле происходит, а что только мерещится.
Аронсон приходил - спустился по лестнице, встал посреди подвала и на меня уставился. Наверное, если бы я была в нормальном состоянии, мне бы от его взгляда не по себе стало. А так - только скучно и все. Я закрыла глаза, чтобы его не видеть - куда интереснее были сразу появившиеся перед ними цветные пятна.

Следующий раз я очнулась оттого, что почувствовала - рядом Гарольд. Он покусывал меня за ухо, перебирал лапками в волосах, терся об щеку - как обычно делал, ласкаясь... Но как же, ведь он убежал, спасся?!
Подняла голову - и увидела лицо Стивена, совсем близко - и ужас, написанный на этом лице.
- Господи, Джеки, - пробормотал Стивен. - Что он с тобой сделал?!...
Он настоящий? Или как папа, привиделся?...
"Не плакать... Только не плакать!" - повторила я, как молитву. Закрыла глаза, потому что слезы все-таки потекли, и сейчас станет нечем дышать...
Но он уже сдирал с меня пленку. Ох, как больно губам! И от этой боли я очнулась окончательно.
Кроме Стивена, в подвале был полицейский - смотрел на меня, стоя рядом на коленях. И Гарольд, действительно Гарольд! Он перепрыгнул на плечо Стивену, потом снова ко мне.
- Джеки, - повторил Стивен с ужасом. - Джеки!
- Да... - Я с трудом разлепила, казалось, уже навеки сросшиеся губы.
И начала хватать ртом воздух, и задышала, наконец, полной грудью.
Полицейский достал нож и принялся срезать у меня с ног пленку. А Стивен - смотрел и смотрел, словно ко мне притронуться боялся. Потом как-то очень неуверенно поправил мне волосы - а чего поправлять, я вся всклокоченная.
- Стив, я... - губы все еще плохо слушались. Я много чего сказать хотела - и как я его рада видеть, и - самое главное! - за ту историю с Ральфом Лореном прощения попросить.
Но тут он будто опомнился - ничего мне больше вымолвить не дал. Схватил вдруг меня, прижал к себе и стал целовать. Куда попало - в глаза, в виски, в волосы растрепанные...
Представляете, я черт-те какая грязная и ободранная - а он меня целует!
Полицейский сказал "Простите, мисс!" - и протиснулся к трубе. Отвязал меня от нее, отодвинул от стены и начал возиться с моими руками. Стивен тоже ему помогать полез... и когда они там, сзади, их распутали - вот тут я и поняла, что такое настоящая боль!
Суставы от неподвижного положения так занемели, что стоило шевельнуться - и показалось, будто руки из плеч выламывают. Я не удержалась, вскрикнула...
- Ну что ты, что ты! - Стивен подскочил, меня обнял, придержал - а полицейский медленно и осторожно передвинул вперед мои руки, сначала одну, потом другую. Я взглянула на них - и чуть не отшатнулась, такие кисти у меня оказались распухшие, сизые и страшные, а пальцы - те вообще были похожи на тухлые сосиски.
Тут мне все-таки стало нехорошо, и я потеряла сознание...

Папа прилетел вечером. К этому времени я, уже обработанная всеми возможными врачами и процедурами, тихая и благостная, лежала в палате, а Стивен кормил меня с ложечки персиковым йогуртом. Йогурта я не хотела, но делала вид, что ем с удовольствием - поэтому папа появился весьма кстати, а то бы мне и третью упаковку пришлось есть.
Чувствовала я себя не так уж и плохо, если учесть, что врачи обнаружили у меня сотрясение мозга, сильное обезвоживание организма и множественные ушибы по всему телу. Ну и руки, конечно, все еще распухшие были, так что сама я толком не могла ничего ни взять, ни удержать.
Папа меня поцеловал, спросил "Как дела?" - а потом достал фотоаппарат и говорит:
- Ну-ка, делай кислый вид, а то с такой довольной физиономией ты на жертву никак не тянешь!
Я конечно, постаралась, как могла - но как же мне не быть довольной, когда и он приехал, и Стивен весь день от меня буквально не отходит: утешает, с ложки кормит, переживал, когда мне капельницу ставили!
Папа меня тут же сфотографировал. Я и спрашивать не стала, зачем - ясно, что не для семейного альбома, а для заметки под названием "Двое суток в плену у маньяка" (я бы, во всяком случае, ее назвала именно так) - материал-то, можно сказать, "из первых рук"!

На следующий день ко мне валом повалили посетители. И первым Стивен пришел - появился, как только впускать начали, сел у кровати и вытащил из сумки еще четыре упаковки йогурта, на этот раз клубничного - непонятно, с чего он взял, что йогурт больным полезен?!
вторым...
Стив спросил, как я себя чувствую, по-хозяйски поправил на мне одеяло, а потом в коридор вышел. Я услышала, как он говорит кому-то: "Да заходи ты, не тушуйся!" - и в дверях появился... Информатор.
Медсестра, которая как раз в палате была, аж глаза вылупила - наверное, ей нечасто приходилось видеть посетителей с волосами гребнем и с разноцветными серьгами.
А я ему обрадовалась. И еще больше обрадовалась, когда он просиял до ушей и мне еще с порога рюкзачок из тисненой кожи показал - мне ли не узнать мою собственную запасную сумку для Гарольда?!
Медсестра наконец ушла, Пол к кровати подошел, сел - и я говорю:
- Ну давай его скорей сюда, давай моего спасителя!
Я, конечно, в шутку сказала - вспомнила, как Гарольд меня от Аронсона защитить пытался (он ведь на самом деле не кусается), и как мышью меня угощал, и как телефон мне принес...
Тут Стивен Пола по плечу похлопал:
- Вот кто на самом деле тебя спас!

На самом деле, как я потом узнала, спасли меня они все трое: Стивен, Пол и Гарольд. Точнее, Пол, Стивен и Гарольд - именно в таком порядке.
А дело было так.
Пол недаром говорил про свой ай-кью - парень он действительно умный. Как и я, он сразу понял, что в полицию идти бесполезно - тем более ему, с его репутацией малолетнего правонарушителя! И тогда он пришел к нам в редакцию.
К этому времени обо мне все уже беспокоились, и не понимали, куда я пропала.
Беспокоился Стивен - даже домой ко мне съездить не поленился, стучал в дверь, но ему, конечно, никто не ответил. Папа нервничал, названивал из своей Калифорнии - как чувствовал, говорит, что со мной что-то не так. И беспокоился Билл: в жизни такого не было, чтобы я на работу не пришла - и не предупредила.
Поэтому, когда перед ним появился незнакомый панк, грохнул на стол телефон и заявил: "Вот! Ваша Джеки попала в беду! Ее похитили!" - Билл не стал сомневаться и выяснять, откуда этот панк обо мне что-то знает, а тут же позвал Стивена.
И Пол им все рассказал: и про ноутбук, и про письмо, и про встречу на Ленарт-стрит, и про фотографии, которые я ему показывала - и про то, как я ему вчера звонила и сказала, что отец похищенного мальчика - этот тот самый красномордый тип с фотографии. И про мой последний звонок рассказал - про то, как я мычала и плакала, и ему с первой минуты ясно стало: меня похитили - и рот заткнули, чтобы говорить не могла.
А потом и свои умозаключения выложил: что раз я вчера ему сказала, будто у меня скоро какие-то новые сведения про красномордого появятся - значит, он, этот самый красномордый, с моим похищением наверняка каким-то боком связан...

Я сама там не была, но хорошо представляю себе эту картину - как они сидят втроем: Билл - немолодой, коренастый, на бульдога похожий - карандаш в руках крутит; Стивен - молча, побледнев, слушает (он всегда бледнеет, когда нервничает или злится); и Пол - тот наоборот, раскраснелся весь, руками машет, им все рассказывает.
Потом они еще Тримейна позвали: у него есть опыт работы с полицией, да и знакомых там много, наверняка сможет посоветовать, что в такой ситуации надо делать.
А часы тикают, и ясно, что делать что-то надо, и побыстрее...
Задействовав "полицейские связи" Джеффа, они добыли телефон детектива Уорта - того самого, который мне подсовывал фотографии и пытался выяснить, как выглядел похититель. Сначала по телефону с ним поговорили, а потом Стивен к нему поехал - за город, в охотничий домик. И сумел полицейского убедить, что мне грозит опасность, а для этого, что называется, "взял грех на душу": сказал, будто я ему звонила (про Пола даже не упомянул) - и смогла произнести всего несколько слов, тихо и неразборчиво - но из них ясно, что меня держат взаперти и что Арчи Аронсон каким-то образом в этом замешан.

Понятно было, что ордера на арест на основании столь зыбких улик никакой судья не даст. Поэтому оставалось одно: с утра пораньше поехать к Аронсону и попытаться взять его, что называется, "на испуг" - в надежде, что он либо сам каким-то образом себя выдаст, либо в доме у него найдется что-то, что даст основания задержать его и как следует допросить.
Поехали они втроем: Уорт, его напарник Макнил и Стивен - на всякий случай, вдруг в доме обнаружатся какие-то мои вещи, и человек, хорошо знающий меня, сможет их заметить!
Аронсон открыл им не сразу, полусонный и злой. Перегаром от него несло за несколько футов.
- Это детектив Макнил, а я детектив Уорт, мы с вами уже встречались, - начал Уорт. - К нам поступили сведения, что вы силой удерживаете в своем доме женщину.
- Я? Бабу, силком? Да какого черта?! - рявкнул Аронсон. - А это кто? - ткнул он пальцем в сторону Стивена.
Стив говорит, что к этому времени он уже знал, чувствовал, что я где-то рядом!
- Нам бы хотелось, если позволите, осмотреть ваш дом, - не обращая внимания на его слова, продолжил полицейский.
- Я что - обязан вас впустить?!
- Если вы нас сейчас не впустите, мы затребуем ордер на обыск и придем снова.
- В таком случае - требуйте ордер. Потому что иначе я вас к себе домой пускать не собираюсь. Какого черта?! - сказал Аронсон нагло. - И все-таки - кто это такой? - снова указал он на Стивена.
И тут, откуда не возьмись, появился Гарольд. Стив заметил его только почувствовав, как он карабкается по его брюкам, и подхватил на руки.
Аронсон сделал движение, словно собираясь схватить хорька - Стивен отступил на шаг и спросил:
- Откуда у вас этот хорек? - обернулся к полицейским: - Это ее, ее фретка, понимаете? Значит, и она...
- Чего? - перебил Аронсон. - Да я эту чертову крысу для сына купил!
- Для сына? Джеки бы в жизни с ним не рассталась!
- Почем мне знать?! Я его за двадцатку купил, у пацана какого-то!
- Так вы утверждаете, что это хорек вашей подруги? - спросил Уорт.
- Да, это хорек Джеки. Она где-то здесь, поблизости!
Словно поняв, о чем они говорят, Гарольд соскочил на перила, оттуда - на крыльцо. Отбежал на пару шагов, остановился и оглянулся.
Стивен бросился за ним. Хорек завернул за угол дома, пробежал вдоль стены и нырнул в приоткрытое оконце у самой земли.
- Она там, - уверенно сказал Стив, показывая на подвальное окно.
Нервы Аронсона не выдержали: оттолкнув Уорта, он бросился к калитке. Полицейские перехватили его на полпути. После этого у них уже не осталось сомнений, что надо обыскать дом.
Вход в подвал нашли довольно быстро.

В больнице у меня полицейские появились только после обеда. К этому времени у меня уже успели побывать и папа, и Билл, и еще пара наших репортеров, и целая делегация от "женской странички", и Джефф Тримейн, и снова Пол - отнес домой Гарольда, покормил и вернулся.
А Стивен - тот вообще от меня не отходил, распоряжался, будто у себя дома. Джефф попытался меня поподробнее расспросить, как и что там в подвале было - так Стив на него буквально коршуном налетел:
- Ты что?! Она же устала! Завтра, завтра!
Будто не понимает, что Джеффу это не просто так, а для дела надо! Но я знала, что спорить с ним бесполезно.
Зато когда полицейские пришли и Стива за дверь выставили - я их тут же попросила дать мне сумку и сказала:
- Господа, вы извините меня на минутку?
Те послушно вышли и вернулись через пять минут - подумали, наверное, что мне "носик попудрить" надо. На самом деле хватило бы и минуты - обычно я в диктофоне кассету меняю секунд за десять, но тут пальцы все еще не очень слушались.
Я рассказала им все как было, с подробностями. Только в одном слегка скривила душой: сказала, что ноутбук тот нашла, случайно, в парке.
Думала, они меня спросят, почему я его в полицию тут же не отнесла - на это у меня уже готов был ответ: что, мол, собиралась, но решила включить и посмотреть, а вдруг там какие-то данные владельца. И тут как раз письмо пришло, и мне оно подозрительным показалось... ну и так далее.
Но, слава богу, об этом меня никто не спросил...
Полицейские ушли, и Стив тут же снова в палате появился. Я из-под подушки диктофон вынула, кассету вытащила и ему протягиваю:
- Вот, отдай это Джеффу - тут весь мой допрос записан, ему пригодится.
Стивен взял ее и странно посмотрел на меня; усмехнулся, покрутил головой.
Ну а как иначе? - я же журналистка!

М.К.
Окончание cледует

© Камышанова Мария

ХОРЬошие новости
Серия вебинаров АЛьФ

Ветеринарные паспорта для хорьков, БЕСПЛАТНАЯ ПЕРЕСЫЛКА по России.

КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ И БАЛЛЫ

ОКРАСЫ, РАСЦВЕТКИ И ИХ СОЧЕТАНИЯ

ПОЛОЖЕНИЕ О ЧЛЕНСТВЕ В АЛьФ

СКИДКИ НА УЧАСТИЕ В ВЫСТАВКАХ ДЕКОРАТИВНЫХ ХОРЬКОВ, ПРОВОДИМЫХ АССОЦИАЦИЕЙ ЛЮБИТЕЛЕЙ ФРЕТОК

КЛУБНАЯ ДОКУМЕНТАЦИЯ. ОБРАЗЦЫ.

ВЫБЕРИ ИМЯ ДЛЯ СВОЕГО ПИТОМЦА

ОТКРЫТКИ

ССЫЛКИ

ПИШИТЕ НАМ